Добавить в избранное


Рекомендуем:

Анонсы
  • Певцы и судьи >>>
  • Сказка о домашних тапочках >>>
  • Вундеркинд трамвайных линий >>>
  • О вороне:повод и причина >>>
  • Мужик на лестнице >>>


Новости
Презентация книги Иосифа Данкина "Блажен, кто верует" >>>
Фоторепортаж Давида Гренадера и Фриды Шутман
с... >>>
Творческий вечер Клары Рубиной >>>
читать все новости


Все произведения


Случайный выбор
  • Черепаха   >>>
  • Мужик на лестнице  >>>
  • Ёжик   >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Название стихотворения >>>
  • Поёт синичка... >>>
  • Хочу адама! >>>
  • Я насытился, кажись... >>>
  • Шарик >>>


Новости
Встреча с историком литературы из Санкт-Петербурга... >>>
Презентация 10-го юбилейного выпуска Альманаха "Паруса" >>>
Награждение финалистов конкурса "Человек года 2012" >>>
читать все новости



Мужик в россии-больше, чем поэт

Автор оригинала:
Яков Руппа

 


           
Мужчины женщинам не отдаются,
А их, как водку, судорожно пьют,
И если, прости Господи, упьются,
То под руку горячую их бьют.
Мужская нежность выглядит
                                      как  слабость?
Отдаться – как по-рабски шею гнуть?
Играя в силу, любят хапать, лапать,
Грабастать даже душу, словно грудь.
Успел  и  я  за жизнь  поистаскаться,
Но я, наверно, женщинам сестра,
И так люблю к ним просто приласкаться,
И гладить их во сне или со сна.
Во всех грехах я ласковостью каюсь,
А женщинам – грехи со мной сойдут,
И мои пальцы, нежно спотыкаясь,
По позвонкам и родинкам бредут.
Поднимут меня женщины из мёртвых,
На свете никому не изменя,
Когда в лицо моё бесстрашно смотрят
И просят чуда жизни из меня.
       Е. Евтушенко. Мужчины женщинам   
                                              не отдаются.
 

 

Не был мошенником, пакостником,                   
Гением – тоже навряд.
Да вот придётся быть памятником –
Редкий я фрукт, говорят.
       Е. Евтушенко. Памятники   
                                          не эмигрируют.
 

 

Вот говорят, я фрукт довольно редкий,
Среди дубов-поэтов – баобаб.
Меня любили юные и предки,
А я любил стихи и знойных баб.
Успел и я за жизнь поистаскаться,
Был, как и все поэты-чуваки.
Зато теперь я гладиатор, братцы,
Могу лишь гладить бабьи позвонки.
Я женщинам теперь сестра, свекруха,
Соседка по постели, может быть…
Наверно, на пороге смерть-старуха,
Коль не могу я больше баб любить!
Стихи – могу, а с бабой – слабовато,
Вдрызг упились интимные места…
Не заменить стихом витиеватым, -
Пожалуй, проще памятником стать.
И скульптор – мой приятель стародавний –
Своим резцом по глыбе камня – в-ж-жик!
Когда меня он изваяет в камне,
Хочу, чтоб люди видели: мужик!
Пусть видят все, что сила не иссякла,
Размеры чуда есть залог тому,
Хочу, чтоб у меня – как у Геракла,
И фиговый листок мне ни к чему.
И пусть восстанет каменный из мёртвых,
На свете никому не изменя,
На зависть мужикам пусть бабы смотрят
На это чудо жизни у меня!
Стою в граните, полон искушений,
Как в те шестидесятые года.
Кто знает – вспомнит Евтушенко Женю,
А кто не знает – тоже не беда.
И пусть не вспомнят имени и чина,
На дерзновенный глядя монумент,
Зато в веках останется мужчина,
А не какой-то старый импотент!

 
К разделу добавить отзыв
Все права принадлежат авторам, при использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна